Надежда Ариана (ariananadia) wrote,
Надежда Ариана
ariananadia

Categories:

Ювелир Dior- Виктуар де Кастеллан


Секреты мастерства ювелира Dior- Виктуар де Кастеллан(Victoire de Castellane)




Она придумывает ювелирные украшения Dior и сама является настоящим украшением марки.













Виктуар де Кастеллан похожа на свои украшения — огромные кольца с разноцветными драгоценными камнями. Чуть добавить размера, и получится не ювелирка, а скульптура Джеффа Кунса, недаром ее вещи показывают в музеях. Коллекцию Fleur d'Exces она выставляла в галерее Гагосяна, а коллекцию Belladone Island — в Музее Оранжери.















Можно только поражаться прозорливости господ из Dior, которые дали вчерашней тусовщице, красотке-фрику, очередной музе Карла Лагерфельда возможность работать с самыми драгоценными материалами и самыми искусными мастерами. Но надо понимать, что для этого ей незачем было ходить на собеседование с папкой эскизов под мышкой. Выбор Бернара Арно, давно мечтавшего о ювелирной линии для своего сокровища, Dior, был очень прост: Виктуар светилась в Париже. И не только потому, что работала в Сhanel. Она была художницей жизни, своим собственным эскизом, удивляя всех вокруг нарядами, статью и даже чертами лица.




















Виктуар — особенная красавица, ее глаза с чуть монгольским разрезом, ее брови нарисованы итальянцем, занавешивающая лоб прямая челка и длинные рыжие волосы напоминают клоунесс Тулуз-Лотрека. Понятно, почему она носит черные вещи с белыми манжетами и воротниками. Цвет ей не нужен — она сама как радуга. Она молода, но уже успела сделать в жизни все, о чем мечтают девушки: два раза выйти замуж, родить четверых детей — трех мальчиков и девочку, записать пластинки (послушайте ее песенку Pas d'Helices aux Avions c припевом «Ай-яй-яй-яй») и стать звездой ночных клубов Парижа, такой артистичной, такой забавной, что на нее ходили смотреть как на обязательную программу.





Что за вечер без Виктуар? Длинноногая девица, отплясывающая на столе в костюме пин-ап и размахивающая ушами Минни-Маус, — в этом было море драйва, который она вырабатывала литрами, не нуждаясь для этого не только ни в какой клубной химии, но даже и в алкоголе. Трудно поверить, но она была трезвенницей, хорошей девочкой.





Тусовалась с чисто художественной целью, спектакля ради, а ее наряды — балеринские пачки из театральных салонов, корсеты и убийственные каблуки, которые она покупала в маскарадных секс-шопах на Пигаль, были знамениты на весь Париж. Не зря ей так нравились персонажи японской манги, актриса Лайза Миннелли и девочка Элоиза, живущая в отеле «Плаза», из книжек Кей Томпсон.































Ее моноспектакль оценил Карл Лагерфельд. Когда они встретились в ночном клубе, он узнал, что Виктуар, оказывается, уже работает в Chanel. Что делает? Варит кофе. Запечатывает конверты с приглашениями на показы. То есть тратит свой драгоценный имидж на ерунду. Недопустимо!




















Карл украл ее, как кораллы, и взял к себе на ювелирку. Виктуар, конечно, тоже себя не на улице нашла. Мало того что в ее роду были владетели Прованса, маршалы Франции и эксцентричные миллионеры.





Это как раз не всегда считается. А вот ее дядя Жиль Дюфур был в мире моды больше чем маршалом — многолетним верным соратником Кайзера, сначала в Fendi, потом в Chanel. К тому же другой родственник мадемуазель Виктуар был хорошо знаком с самой Мадемуазель Шанель, и, следовательно, она могла претендовать на должность при Карле еще и по праву наследства.





Я говорю о ее прапрадядюшке Бонифации, Бони де Кастеллане, знаменитом парижском денди, муже американской миллионерши Анны Гулд и прустовском Робере де Сен-Лу из «Утраченного времени».







Пруст говорил, что в любой толпе тот выделялся с благородством опала — это, кстати, любимый камень Виктуар. В честь дяди она назвала среднего сына и растит теперь для Парижа нового Бони де Кастеллана.





Когда Лагерфельда попросили ее охарактеризовать, он сказал так: «Ни на кого не равняться, ни с кем не соревноваться. Ты смотришь на нее и тотчас же получаешь информацию». Хороший, кстати, урок для тех, кто полагает, что их наряд не важен и что люди готовы потратить свое драгоценное время, чтобы понять всю глубину и весь талант, скрытые за неброской внешностью. Верьте, ждите. Ведь что главное сделал для нее дядя Жиль? Не просто познакомил с Лагерфельдом, а научил одеваться, придумывать себя, быть собой.













Виктуар жила у его мамы Флорин Дюфур. Родители развелись, когда малышке было всего три года. Она говорит, что до сих пор обижена на взрослых, которые очень ее любили, конечно, но не смогли уберечь. В десять лет она переехала к бабушке, а с тринадцати дядя взял на себя ее эстетическое воспитание. Она выглядела тогда старше своих детских лет, и он стал одевать ее как настоящую женщину, поставил на каблуки, научил подчеркивать талию и формы. А почему бы и не подчеркнуть, если есть что. С шестнадцати он стал, как в школу, водить ее по ночным клубам, на что бабушка легко соглашалась при том единственном условии, что девочка не научится курить.













Карл не только взял ее в компанию Сhanel, он допустил ее в свою компанию. Виктуар стала делать для него ювелирку — не нынешние линии Haute Joaillerie, а свободные, фантазийные украшения, которые использовались в основном на показах. Они должны были жить коротко, но ярко, блистать на дефиле и быть такими же забавными и запоминающимися, как ночные наряды юной красотки де Кастеллан. «Умница, безумица, заставит зажмуриться, пойдет на бал в костюме с Пигаль.









Хуже, чем красавица, — умрет, чтобы понравиться. Даже в строгой «Шанель» у нее своя цель...» — это стишок Лагерфельда про Виктуар. Я его читаю вслух, а она с удовольствием кивает. Есть что вспомнить. У Лагерфельда нюх на талантливых юных красавиц. Он находит их, привечает, приближает, воспитывает. Им с ним очень интересно, ему интересно с ними. Их много. Он питается их молодой кровью, они ему необходимы, чтобы чувствовать стиль и время, потому что именно девушки чувствуют их острее всего.







Но, конечно, нет пожизненных муз. Это переходящий приз. Они вырастают и уходят, как из родительского дома. «Конечно, ты уходишь, — вздыхает де Кастеллан. — Ты покидаешь место, и его занимает кто-то другой. И у тебя меняется образ и даже манера думать. Я была очень веселой, я до сих пор веселая, но моя жизнь изменилась, да и мир изменился».



Tags: Искусство, Ювелирка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo ariananadia march 23, 2015 11:31 18
Buy for 10 tokens
Я профессиональный художник, работаю в специальной технике остекления - с помощью слой за слоем масляной живописи, перламутровый, сусальное золото, золото и серебро порошка. В моей галерее представлены работы разных жанров: портрет, пейзаж, народные, архитектура, сказочные,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments