Надежда Ариана (ariananadia) wrote,
Надежда Ариана
ariananadia

Category:

Женщины рода Юсуповых:Зинаида Николаевна

Женщины рода Юсуповых:Зинаида Николаевна(1)









Княжна, затем княгиня Зинаида Николаевна Юсупова (20 сентября (2 октября) 1861, Санкт-Петербург, Российская империя — 24 ноября 1939, Париж, Франция) — богатейшая российская наследница своего времени, последняя в роду Юсуповых, крупная благотворительница. Последняя перед национализацией владелица подмосковной усадьбы Архангельское. Кавалерственная дама баварского Ордена Терезы (1880).




Сменялись поколения и монархи, а среди российской ари­стократии семья Юсуповых продолжала сохранять наиболее видное место. Фантастическое богатство, помимо того, что было накоплено столетиями, к середине XIX века умножа­лось ежегодной прибылью в десять миллионов рублей.





в юности



Дочь Николая Борисовича Юсупова, последнего представителя рода князей Юсуповых по мужской линии; по матери, Татьяне Александровне, — внучка графа А. И. Рибопьера. В семье родилось трое детей: Борис (умерший в детстве), Зинаида и Татьяна. Имя, согласно юсуповской традиции, получила в честь бабки, графини де Шово. Благодаря родителям, дом которых был открыт для людей науки и искусства, княжны получили прекрасное образование и воспитание. Уже в семь лет Зинаида могла принять гостей и поддержать светский разговор





Мать-Княгиня Татьяна Александровна Юсупова, урождённая графиня Рибопьер и отец-Князь Николай Борисович Юсупов—младший



Судьба распорядилась так, что в то время единственной наследницей рода — знатнейшего и богатейшего — была Зинаида Николаевна Юсупова. Она родилась в 1861 году. Кроме гувернантки и учителей, воспитанием девочки се­рьезно занималась и ее мать Татьяна Александровна. Кра­сивая, добрая, остроумная женщина, она отличалась, увы, плохим здоровьем. И, словно предвидя, что век ее будет недолгим, не баловала дочь и с малых лет приучала Зиноч­ку к самостоятельности.





Княгиня Т. А. Юсупова с дочерьми Татьяной (стоят) и Зинаидой (сидит справа)



Феликс Юсупов вспоминал забавный случай, очевидно рассказанный ему матерью. Когда той было лет семь, мать поручила ей встретить и занять одного посланника. Важ­ный гость явился в назначенный срок и, поджидая стар­шую Юсупову, не обращал внимания на младшую. Зиноч­ка же старалась изо всех сил, предлагая то чай, то сигары, то бисквиты. Но все ее попытки угостить и развлечь по­сланника натыкались на досадливое «нет». Не зная, чем бы еще удружить гостю, девочка спросила: «Может быть, вы хотите писать?»





Мать-княгиня Юсупова на портрете Винтерхальтера



Когда ее мать появилась наконец в комнате, она уви­дела обескураженное личико дочери и господина, сотря­савшегося от хохота.



...Действительно, Татьяна Александровна умерла, так и не увидев дочь взрослой женщиной. Из худенькой ма­лышки с серьезным личиком и аккуратно подстриженной головкой Зиночка превратилась в очаровательную девуш­ку. Руки юной княжны Юсуповой искали молодые пред­ставители знатнейших, в том числе и монархических, се­мейств Европы. Разумеется, первая невеста России не знала недостатка в женихах и у себя дома.





Князь Феликс позднее писал в своих воспоминаниях: «Матушка была восхитительна. Высока, тонка, изящна, смугла и черноволоса, с блестящими, как звезды, глазами. Умна, образованна, артистична, добра. Чарам её никто не мог противиться». Одна из блестящих красавиц Петербурга, единственная наследница громадного состояния, княжна Юсупова была самой завидной невестой России. Николай Борисович надеялся, что дочь сделает партию.



« Руки её просили знаменитые европейцы, в том числе августейшие, однако она отказала всем, желая выбрать супруга по своему вкусу. Дед мечтал увидать дочь на троне и теперь огорчался, что она не честолюбива. »





Александр Баттенберг

В конце 1870-х годов к Юсуповой сватался князь Александр Баттенберг, но зная, что тот только добивается её денег, она просто отказала ему  А. А. Игнатьев в своих мемуарах отмечал, что несмотря на то, что княжна была «столь прелестна с седеющими с ранних лет волосами, обрамлявшими лицо, озарённое лучистыми серыми глазами», и гвардейские офицеры «богатыми невестами<> не брезговали», к ней свататься опасались «из боязни запятнать себя браком по расчёту».



Князь Юсупов, обожавший дочь, все более склонялся к тому, чтобы его зятем стал наследный болгарский принц Баттенберг. Но та упорно держалась мысли выбрать мужа по собственному усмотрению. Это вообще отличало Зи­наиду Николаевну: обычно кроткая, уступчивая, в пово­ротные моменты жизни она, не слушаясь никого, поступа­ла так, как подсказывали ей сердце и разум.





18 лет



Не желая огорчать отца, княжна Юсупова согласилась-таки лично познакомиться с Баттенбергом. Того сопровождал молодой офицер граф Феликс Сумароков-Эльстон. В обязанности последнего входило представить принца будущей невесте и откланяться. Но в конце концов откланяться пришлось Баттенбергу, потому что Зинаида Николаевна с первого взгляда влюбилась в статного кра­савца Сумарокова-Эльстона.



Князь Николай Борисович перечить не стал, хотя в мечтах видел дочь на престоле, а не женой «простого офи­цера связи».



Весной 1882 года Зинаида Николаевна вышла замуж за графа Феликса Сумарокова-Эльстона, сына графа Феликса Николаевича Сумарокова-Эльстон и графини Елены Сергеевны Сумароковой, которому после свадьбы высочайшим указом было пожаловано право именоваться двойным титулом — князем Юсуповым, графом Сумароковым-Эльстоном.





Князь (с 1885) Феликс Феликсович Юсупов, граф Сумароков-Эльстон (5 (17) октября 1856— 10 июня 1928) — русский генерал-лейтенант (1915), генерал-адъютант (1915), главный начальник Московского военного округа (5 мая — 19 июня 1915), главноначальствующий над г. Москвой (5 мая — 3 сентября 1915).





Zenaida Youssoupoff 1889 by V. Bobrov



Брак был счастливым, несмотря на разность характеров. Их сын Феликс писал, что «он был прежде всего солдат и не любил интеллектуальные круги, где нравилось бывать его жене», и из любви к мужу мать была вынуждена пожертвовать «своими личными вкусами».Княжеский титул и фамилия Юсуповых передавались толь­ко старшему в роде. С 1914 года по воле роковых обстоя­тельств, обрушившихся на семью, они перешли к единствен­ному оставшемуся к тому времени в живых сыну супру­гов — Феликсу Феликсовичу.



Будучи ведущей фигурой в предреволюционном светском обществе, княгиня Юсупова прославилась не только красотой, но и щедростью гостеприимства. Юсуповы жили широко, устраивая грандиозные балы и приёмы, на которые приглашались члены императорской семьи и представители иностранных домов.





Зинаида Николаевна любила посещать балы и великолепно исполняла русские танцы. Юсуповы участвовали в знаменитом костюмированном бале в Зимнем дворце в феврале 1903 года. Великий князь Александр Михайлович позднее вспоминал: «На балу шло соревнование за первенство между великой княгиней Елисаветой Фёдоровной (Эллой) и княгиней Зинаидой Юсуповой. Сердце моё ныло при виде этих двух „безумных увлечений“ моей ранней молодости. Я танцевал все танцы с княгиней Юсуповой до тех пор, пока очередь не дошла до „русской“. Княгиня танцевала этот танец лучше любой заправской балерины, на мою же долю выпали аплодисменты и молчаливое восхищение». Ему вторил Феликс Юсупов, сообщая, что матушка «плясала так прекрасно», что «её вызывали пять раз».





Феликс-младший появился на свет в 1887 году. Это был четвертый ребенок супругов. Двое сыновей умерли. Старшего, родившегося в 1883 году, назвали в честь деда, Николаем. Рождение одного из детей едва не стоило Зи­наиде Николаевне жизни. Ее спасение приписывали Иоанну Кронштадтскому, который горячо молился у постели уми­рающей...





Ф. Фламенг. Княгиня Юсупова с сыновьями в Архангельском (1894)





Князь Феликс Феликсович Юсупов, граф Сумароков-Эльстон и Николай Феликсович Сумароков-Эльстон.На портрете кисти Валентина Серова (1903, ГРМ)

Много времени, сил и средств княгиня Юсупова тратила на благотворительную деятельность. Под её патронажем находился целый ряд учреждений: приюты, больницы, гимназии, церкви, причём не только в Петербурге, но и по всей стране. Во время русско-японской войны Зинаида Николаевна была шефом военно-санитарного поезда на фронте, а во дворцах и имениях Юсуповых были организованы санатории и больницы для раненых. Являясь членом комитета по устройству в Москве Музея изящных искусств, она пожертвовала средства и предметы искусства на создание греко-римского зала, носившего впоследствии её имя. Знавший Зинаиду Николаевну с юношеских лет, великий князь Александр Михайлович писал: «Женщина редкой красоты и глубокой духовной культуры, она мужественно переносила тяготы своего громадного состояния, жертвуя миллионы на дела благотворительности и стараясь облегчить человеческую нужду





семья



Жизнь Юсуповых определялась их высоким положени­ем в обществе. Ни одно дворцовое или государственное торжество не обходилось без них. Между тем стремление молодой княгини ограничить себя насколько возможно уз­кими семейными рамками было очевидно. Кроме собствен­ного дома, ей нравилось быть там, где жило и процветало искусство: в театрах, концертных залах, на выставках, на литературных вечерах. Здесь она чувствовала себя превос­ходно. Ее сын свидетельствовал, что у Зинаиды Ни­колаевны были артистические способности. Она несомненно обладала комическим даром. Не случайно Станиславский, увидя княгиню в благотворительном спектакле, убеждал ее идти на сцену. Зинаида Николаевна великолепно танцева­ла — это осталось в памяти ее современников. А судя по ее письмам, владела легким и выразительным слогом. Уди­вительно, как на редкость щедра была природа к этой женщине!





...В 1897 году супруги Юсуповы отправились на тор­жества в Лондон, посвященные юбилею королевы Викто­рии. Великий князь Сергей, адъютантом которого был Юсупов, посоветовал Зинаиде Николаевне взять свои знаменитые украшения — драгоценности тогда были в большой моде при английском дворе.



Зинаида Николаевна уложила наиболее достойные экземпляры юсуповской ювелирной коллекции в саквояж из красной кожи, и тот благополучно отбыл на берега Темзы.Одеваясь к торжеству в Виндзорском замке, она спро­сила драгоценности у горничной. Увы, красный саквояж как сквозь землю провалился. В этот вечер на роскошно одетой русской княгине не было ни единого украшения.Недоразумение рассеялось на следующий день: сакво­яж с драгоценным содержимым случайно оказался в бага­же у кого-то из гостей.





Portrait of Zinaida Yusupova by K.Stepanov.



Тем не менее Зинаида Николаевна действительно не любила дорогих украшений. Не в ее правилах было пора­жать теми сокровищами, которые кроме нее имели, пожа­луй, только царствующие особы.Скромная элегантность, ничего лишнего — этому она следовала неукоснительно. «Чем больше Небо вам да­ло, — говорила она своим детям, — тем больше вы обя­заны перед другими. Будьте скромны и, если имеете в чем-то превосходство, старайтесь не дать этого почувство­вать тем, кто менее одарен».





Work by Konstantin Makovsky



Однако нелюбовь к внешним эффектам, возможно, дик­товалась Зинаиде Николаевне ее тонким вкусом. Она от­лично понимала, что ей идет. А судя по фотографиям и портретам, у нее был тип красоты, распространенный имен­но в России: не броский, не поражающий с первого взгляда, но — вот точное слово — пленительный! Такая красота может забрать в плен властно и надолго. Она не является плодом обычных женских ухищрений. Ее источник — внут­ренний свет.





Именно такой описывает Пушкин свою люби­мую героиню Татьяну Ларину:



Она была не тороплива,

Не холодна, не говорлива,

Без взора наглого для всех,

Без притязаний на успех,

Без этих маленьких ужимок,

Без подражательных затей...

Все тихо, просто было в ней,

Она, казалось, верный снимок

Du соmmе il faut... (Шишков, прости:

Не знаю, как перевести.)

И далее:


...с головы до ног

Никто бы в ней найти не мог

Того, что модой самовластной

В высоком лондонском кругу

Зовется vulgar.





"Zinaida Yusupova by V.Serov"

...Однако, когда того требовал престиж Отечества, Юсупова умела не ударить в грязь лицом, и плоды фамильной страсти к «камушкам» представали во всей своей красе глазам восхищенных иностранцев. Однажды в честь приезда родственницы испанского короля князь с княгиней дали прием в своем московском особняке в Харито­ньевском переулке. Пожалуй, самым ярким впечатлением именитой гостьи стала хозяйка дома.





«Из всех праздников, дававшихся в мою честь, меня особо поразил данный княгиней Юсуповой. Княгиня была очень красивой женщиной, она обладала такой замечатель­ной красотой, которая остается символом эпохи; она жила в неслыханной роскоши, в окружении несравненной пыш­ности, среди произведений искусства в чистейшем визан­тийском стиле, в большом дворце, окна которого выходили в сумрачный город, полный колоколен. Пышная и крича­щая роскошь русской жизни достигала здесь своей куль­минации и переходила в самую чистую французскую эле­гантность. На приеме хозяйка дома была в придворном туалете, расшитом бриллиантами и чистейшим восточным жемчугом. Высокая, восхитительной пластической красоты, она носила кокошник, украшенный гигантскими жемчужи­нами и бриллиантами, драгоценностями, которые нашли бы место в царском венце и превращали его в целое состояние из драгоценных камней. Ослепительное сочетание фанта­стических драгоценностей Востока и Запада дополняло ан­самбль. Жемчужное колье, массивные золотые браслеты с византийскими мотивами, подвески с жемчугом и бирюзой, кольца, сверкавшие всеми цветами, делали княгиню Юсу­пову похожей на императрицу...»





Известны салонные портреты З. Н. Юсуповой кисти В. А. Серова, парадный портрет Франсуа Фламенга, на котором она изображена со знаменитой жемчужиной «Пелегрина», а также работа К. Маковского «Портрет княгини Зинаиды Николаевны Юсуповой в русском костюме». Кроме того, княгиню и её семью писали художники: В. К. Штембер, Н. П. Богданов-Бельский, К. П. Степанов, Н. Н. Беккер[





Ф.Фламенг. Портрет З.Н.Юсуповой в кресле. 1894. Холст, масло. ГЭ



В 1883 году И. К. Макаров, возможно, по случаю замужества Зинаиды Николаевны, написал большой парадный портрет Юсуповой (ГРМ).Французский живописец Франсуа Фламенг в июне 1894 года, находясь в усадьбе Архангельское, исполнил два портрета княгини: сидящей в кресле и прогуливающейся с двумя сыновьями на фоне парка и дворца в Архангельском.



«Портрет З. Н. Юсуповой в русском костюме» работы К. Е. Маковского, написанный около 1895 года в присущей автору манере красочных, театральных полотен в «русском стиле», находился в кабинете князя Ф. Ф. Юсупова-Сумарокова-Эльстон в доме в Большом Харитоньевском переулке. Ныне хранится в Государственном Историческом музее.



«Портрет княгини З. Н. Юсуповой» Серова впервые экспонировался на выставке «Мира искусства» в начале 1902 года в Петербурге. Портрет вызвал противоречивые оценки: И. Грабарь считал, что «слабое место произведения — композиция», Б. Терновец назвал позу «вымученной, мало объяснимой». Этот портрет, как и другие работы Серова, относимые к юсуповскому циклу («Портрет Ф. Ф. Юсупова на коне», «Портрет Ф. Ф. Юсупова с бульдогом» и «Портрет Н. Ф. Юсупова»), находится в Русском музее.





Портрет княгини З.Н. Юсуповой с белой горжеткой, в кресле анфас. Середина 1900-х



Более восторженными отзывами были встречены два небольшие портрета, написанные позднее. Об одном, известном по фотографии, Грабарь писал: «То было одно из самых вдохновенных и совершенных созданий Серова». Ныне один из них хранится в Нижегородском художественном музее



Самые поздние портреты Юсуповых, находившиеся во дворце на Мойке, датированы 1914 годом. Они писались в Кореизе, крымском имении Юсуповых, куда семья обычно уезжала к концу октября. Именно там Николай Николаевич Беккер создал камерные портреты княжеской четы. Зинаида Николаевна (ГЭ) в белом платье с красной розой у пояса, пережившая тяжелые испытания, поседевшая, с уставшим взглядом, но безупречно элегантная, сохраняла красоту, которая завораживала художников. Портреты З.Н.Юсуповой стали частью истории — «символом эпохи»65. Они образуют ряд произведений, отражающий развитие вкуса и стиля, запечатлевший смену тенденций в живописи и саму жизнь русской аристократии в конце XIX – начале ХХ века.





Продолжение следует...