Надежда Ариана (ariananadia) wrote,
Надежда Ариана
ariananadia

Category:

странные привычки известных людей









Некоторые странные привычки известных людей


Великие на то и великие, чтобы удивлять. Хотя иногда подобное удивление бывают противоречивого свойства. Особенно коли дела касается некоторых привычек известных личностей. Например? Нууу....

Альберт Эйнштейн никогда не носил носков. Он говорил, что не видит в носках необходимости, к тому же на них мгновенно образуются дырки. На официальные мероприятия Эйнштейн надевал высокие ботинки, чтобы отсутствие носков не бросалось в глаза.




Александр Пушкин очень любил во время работы пить лимонад. «Бывало, как ночью писать, — сейчас ему лимонад на ночь и ставишь», — рассказывал камердинер поэта Никифор Федоров.



 



Сальвадор Дали использовал любопытную систему послеобеденного сна. Дали сам называл это «секундная сиеста». Суть в чем: художник садился в кресло, зажав между большим и указательным пальцами левой руки большой металлический ключ. Рядом с левой ногой ставилась перевернутая металлическая миска. В этой позиции следовало попытаться заснуть. Как только цон засыпал, ключ падал из разжавшейся руки, раздавался звон, и Дали просыпался. Он уверял, что секундный сон невероятно освежает, вдохновляет и дарит потрясающие видения.



Исаак Ньютон

В письмах к друзьям великий физик жаловался на бессонницу, которая мучила его из-за дурацкой привычки засыпать по вечерам в кресле у камина. Проснувшись в этом положении среди ночи, совершенно бесполезно перебираться в спальню: нормального сна уже не будет.





Ящик немецкого поэта и философа Фридриха Шиллера был набит гнилыми яблоками.

Гете, друг Шиллера, рассказывал: «Однажды я пришел навестить Фридриха, но он куда-то отлучился, и его жена попросила меня подождать в рабочем кабинете. Я сел в кресло, облокотился о стол и вдруг почувствовал резкий приступ тошноты. Я даже отошел к открытому окну, чтобы подышать свежим воздухом. Поначалу я не понял причины этого странного состояния, а потом догадался, что дело в резком запахе. Скоро обнаружился и его источник: в ящике стола у Шиллера лежала дюжина подпорченных яблок! Я позвал было слуг, чтобы они убрали безобразие, но мне сказали, что яблоки тут положены специально, что иначе хозяин и работать не может. Вернулся Фридрих и все это подтвердил!»





Сам же Иоганн Вольфганг фон Гете имел привычку каждый день купаться в реке Ильм, которая протекала рядом с его домом. Еще Гете обязательно открывал на ночь окно, а иногда даже спал на веранде, в то время как его современники и соотечественники считали сквозняки главным врагом здоровья.





Великий немецкий композитор Рихард Вагнер сочинял музыку в особой обстановке. Он окружал себя шелковыми подушечками и саше с цветочными лепестками, а в установленную в углу кабинета ванну с водой выливал флакон одеколона.





Наш прославленный военачальник Александр Суворов вставал задолго до рассвета, в два или три часа ночи. После этого обливался холодной водой, завтракал и, если дело происходило на поле боя, проезжал по позициям, крича петухом и пробуждая солдат. В семь утра он уже обедал, а в шесть вечера ложился спать.





Наполеон Бонапарт обожал горячие ванны - принимал их несколько раз в день, если не был в походе. Причем очень подолгу - не меньше часа. Дабы не отставать от дел, лежа в ванной он диктовал письма, принимал посетителей. В военные экспедиции он обязательно брал с собой походную резиновую ванну.





Трумен Капоте называл себя «горизонтальным писателем». Для работы ему были необходимы три вещи: диван, кофе и сигарета. Именно лежа Капоте и писал свои произведения простым карандашом на бумаге: он не признавал печатных машинок.





Генрик Ибсен во время работы периодически смотрел на портрет шведского драматурга Августа Стриндберга, которого люто ненавидел. Швед отвечал норвежцу взаимностью: он терпеть того не мог и обвинял в наглом плагиате. Помогало :-))) Сам Ибсен говорил: «Знаете ли, не могу написать ни строчки, если на меня не смотрят эти безумные глаза!»





Французский классик Виктор Гюго часто писал свои произведения в голом виде. Это был своеобразный самошантаж: Виктор приказывал слуге забрать всю его одежду, чтобы исключить любой соблазн выйти из дома и отвлечься от работы. Добровольное заключение прекращалось только после написания определенного количества страниц.



Мао Цзедун ни в каком виде не признавал чистку зубов. Он полоскал рот зеленым чаем, а чаинки съедал.





Оноре де Бальзак привык писать практически исключительно по ночам и был заядлым кофеманом. «Кофе проникает в ваш желудок, и организм ваш тотчас же оживает, мысли приходят в движение, — писал он. — Встают образы, бумага покрывается чернилами…» Помимо чернил, рукописи Бальзака были покрыты следами от кофейных чашек: он пил их одну за другой, приготовляя на специальной спиртовке, которая стояла рядом с письменным столом. Благодаря кофе писатель мог работать по 48 часов кряду, однако врачи считают, что эта привычка во многом и стала причиной его смерти: не выдержало сердце.





Томас Эдиссон мог обходиться всего тремя-четырьмя часами сна в сутки. Однако у него была привычка в течение дня несколько раз задремывать в самых неподходящих местах.





Уинстон Черчилль очень любил послеобеднный сон. А еще великий политик был ярым поклонником сиесты. Обыкновенно он выходил из дома лишь вечером.





Уильям Фолкнер работал исключительно с похмелья.





Лев Ландау очень любил раскладывать пасьянсы, особенно такие, где надо просчитывать варианты. Даже самые сложные всегда у него складывались. «Это вам не физика, тут думать надо!» — говорил он.