Надежда Ариана (ariananadia) wrote,
Надежда Ариана
ariananadia

Categories:

Замки Франции:Мон-Сен-Мишель.

Замки Франции:Мон-Сен-Мишель.Часть1.Фея звезд Тифен






В наше время, когда замок Мон-Сен-Мишель, известный туристам как восьмое чудо света, является бесстрастным свидетелем того, как самые разные группы людей пытаются спасти его от песков; может быть, в его памяти всплывает странное и нежное воспоминание о той, отягощенной грузом земных почестей, которая предпочла уединенное существование в замке, где было место только для любви и для изучения звезд: госпожа Тифэн Рагенель, супруга Бернарда дю Гесклена, коннетабля Франции. и непридуманные истории о создателях этого удивительного аббатства-крепости-замка.



Для справки:

Мон-Сен-Мишель (  гора святого Михаила) — небольшой скалистый остров, превращённый в остров-крепость, на северо-западном побережье Франции.



Остров является единственным обитаемым из трех гранитных образований бухты Сен-Мишель (Монт Сен-Мишель, Томблен и Монт Доль). Город на острове существует с 709 года. В настоящее время насчитывает несколько десятков жителей. С 1879 года остров связан дамбой с материком. Этот природно-исторический комплекс является одним из наиболее известных туристических объектов. Уже в 1874 году он стал признанным историческим памятником, а в 1979 году ЮНЕСКО причислило его к всемирному наследию человечества.




Дочь Робина III Ракнеля, лорда Шатель-Огер и героя Битвы тридцати, и Жанны де Динан, виконтессы Ла-Бельер. Тифен известна в первую очередь тем, что в 1363 году стала первой супругой коннетабля Франции Бертрана дю Геклена. Легенда сделала их союз примером куртуазной любви между красивой, просвещённой и верной женщиной и кажущимся для всех уродливым и безграмотным мужем


У Тифен Ракнель была репутация образованной женщины, разбиравшейся в философии, медицине и астрологии, а также обладавшей даром пророчества[2]. В 1359 году, за несколько лет до того, как Тифен вышла замуж за Бертрана, она предсказала его победу над Томасом Кентерберийским, а затем результаты и других его сражений.


Череп, приписываемый Тифен, был найден в 2012 году в реликварийной коробке старого дома в Динане и передан неизвестным жертвователем в местную библиотеку


 


Du Guesclin et Tiphaine Raguenel - Rousselot


Дочь мессира Рагенеля, виконта де Ла Бельера  Тифэн избегала общества сверстниц. В то время как подруги думали более всего о куклах и нарядах, она изучала только одно. В высоком родительском доме, на улице Круа-а-Динан, или в отцовском домике Де Ла Бельер-ан-Плеудинген, между Динаном и Сен-Серваном, Тифэн проводила целые часы над манускриптами и пергаментами своего отца.



Отец ее был старый священник, много преуспевший в науке о звездах, он и обучил свою дочь тому, что знал о мире светил и жизни идеальных космических миров.




Он сделал это так хорошо, что вскоре дитя превзошло своего учителя, ибо к ее очень реалистичному рассудку прибавился странный дар двойного зрения. При помощи лести ей удалось уговорить отца купить другие книги, еще более ученые, и она изучила таким образом медицину, растения, природу, и даже немного алхимию.



В двадцать лет та, которую звали «самой красивой девушкой Динана», была и самой ученой. Она умела читать будущее по звездам, составлять гороскопы, лечить болезни и раны и за это прослыла даже колдуньей. Но так как она была лучезарно красива и умна, и к тому же очень набожна, делала добро без счета и все ее обожали, то никому и в голову не приходило причинить ей зло.



Ибо маленькие люди этой бретонской страны с их врожденным чувством прекрасного, воспетые еще певцом Мерлином, демоны и другие легкие духи, рожденные туманом в ближнем лесу Броселианд, уже нашли для нее подходящее прозвище: она была фея Тифэн…



Конечно, Тифэн, благородная, богатая, красивая, ученая и принадлежавшая к сильному семейству, не имела недостатка в почитателях, но она лишала их всякой надежды, отдав предпочтение самому странному юноше, какого носила когда-либо земля. Самому странному и самому некрасивому.









Ей было шесть или семь лет, когда на большом ристалище в Ренне летом 1338 года она увидела, как сражался с закрытым лицом и побеждал на турнире лучших чемпионов Бретани юноша лет восемнадцати, который был одет во все черное, а, когда снял шлем, стало видно его некрасивое грубое лицо со странно вздернутым носом. Это был его первый турнир, и с первого раза он заслужил славу лучшего. Его звали Бертран дю Гесклен и Тифэн не удалось забыть его.




Долгие годы Тифэн ничего не слышала о Бертране. Бретань, растерзанная войной за наследство между Жаном де Монфором и Карлом де Блуа, переживала черные дни, и будущий герой и партизан отправился в лес с ватагой таких же суровых, как и он сам, товарищей; они без жалости охотились на англичан Монфора.









Лишь когда герцог Ланкастерский осадил Ренн, а потом Динан, дю Гесклен был вынужден прекратить лесную войну и начать настоящую, но короткую войну в полном вооружении, под осадными машинами.



Тифэн, которой исполнилось тогда двадцать четыре года, однажды узнала, что ее герой вызвал на божественный суд графа де Ковентри, который обезглавил его брата. Предшествующую поединку ночь Тифэн провела за книгами. Утром она с уверенностью провозгласила:— Мессир Бертран прав. Мессир Бертран победит.



Tiphaine Raguenel, comtesse de la Bellière


После победы, которую он действительно одержал, дю Гесклен оказался лицом к лицу с той, которая ее предсказала, на пиру, устроенном губернатором в честь победителя. И тут же, конечно, и влюбился: она так красива, так блистательна, эта девушка, которую называют феей и которая предсказала его победу! Но он считал себя столь безобразным, что не посмел сказать ей об этом ни слова.




И опять прошли годы. Дю Гесклен воевал против англичан на стороне дофина. Семь лет засад, бессонных ночей, изнуряющей усталости. Бертрану было уже сорок четыре, но он не смел приблизиться к Тифэн, о которой знал, что она до сих пор остается девушкой. Понадобилось приказание герцога Карла, чтобы он отправился к ней, а там — там Тифэн почти что сама предложила ему свою руку, чтобы он понял наконец, этот смиренный воин, что фея любит его… и что он имеет право на счастье.



Свадьба Бертран дю Гесклина и Тифэн Рагенель


Их обвенчали весной 1364 года в капелле замка Ла Бельер, где в комнате с высоким потолком прошла одна из их редких совместных ночей. Через два дня Бертран, капитан Понторсона отвез Тифэн в свое жилище Мон-Сен-Мишель-у-моря, подобно скупцу, прячущему свое сокровище в самое надежное место.



Фасад «дома Тифен Ракнель» на острове Мон-Сен-Мишель.


На острове Мон Сен-Мишель (Нормандия) есть дом под названием Logis Tiphaine Raguenel, принадлежащий ныне Филиппу, маркизу Сен-Жиль, в котором могла проживать в XIV веке леди Тифен. Фасады и крыши его с 1 марта 1928 года являются историческими памятниками. В доме действует музей супругов Дю-Геклен-Ракнель, среди экспонатов которого имеются подлинная мебель XIV века, гобелены, картины, рыцарские доспехи, средневековый «пояс целомудрия», а среди помещений — свадебная камера и астрологический кабинет. Дом построен был в 1365 году, и в нём действительно могла жить Тифен Ракнель, будучи замужем за дю Гекленом, когда последний был наместником короля в Нормандии



LOGIS TIPHAINE MUSEUM

Patrimoine culturel, LE MONT-SAINT-MICHEL
















Музей Тифен в замке


Там однажды утром она вручила ему пергамент, перевязанный синей лентой, и велела хранить его всегда подле себя. Видя его удивление, она объяснила: это был календарь, где она отметила черным крестом неблагоприятные для него дни, в которые он не должен был драться. Она хорошо понимала, что не удержит его долго подле себя, что войне не видно конца, что завоеванное англичанами королевство нуждается в нем, и она хотела защитить его, как только могла.




— Вас всегда здесь будет ждать человек, которому вы необходимы! — сказала она…



За годы, которые последовали за этим, очень редки были дни передышек между войнами, когда воин и прекрасная колдунья могли встретить друг друга и утолить тоску. В эти дни высокое жилище на горе вновь обретало жизнь, радость, солнце… но какими тоскливыми, тяжелыми и однообразными были долгие дни ожидания! Окруженная внимательными служанками, умевшими хранить ее покой, Тифэн проводила бесконечные часы, сидя перед окном, выходящим на плоский песчаный берег, с борзой собакой у ног, в ожидании появления звезды своего супруга.



Ей же доставались величайшие почести. Милостью короля Карла V она стала графиней де Лонгвиль после битвы при Кошереле, графиней де Сориа, герцогиней де Молина и де Трастамара, королевой Гренады — после битвы при Монтьеле, где Бертран побил англичан и испанцев Пьера де Крюэля. Именно в той битве он разгромил и уничтожил печально знаменитое Большое Войско, столь долго разорявшее землю Франции, грабившее и мучившее ее крестьян…



В один из вечеров Бертран положил к ногам Тифэн шпагу, украшенную лилиями, шпагу коннетабля Франции, которая делала его командиром всех армий королевства и открывала ему путь к принцам крови.






Памятник Бертрану дю Геклену в Динане.


Когда пришли черные дни, Тифэн вновь встретила их в одиночестве. Именно она собрала знаменитый выкуп, чтобы вызволить Бертрана и его товарищей из английских тюрем, когда они очутились в плену у Черного Принца. Получилось так, что Бертрану пришлось платить за всех, свободу же свою он получил не ранее, чем был освобожден последний из его товарищей.



Наконец, в одиночестве ее нашла болезнь, грустную, но не ропщущую. Она знала, что должна умереть, что более не увидит на этом свете человека, которого любила больше себя самой. Но когда последний час приблизился, Тифэн покинула гору. Она хотела вернуться в Динан, в старый дом на улице Круа, где столько лет надеялась, звала, ждала в тревоге любовь, пришедшую к ней так поздно. Там, в доме своего детства, она принялась ожидать последнюю гостью, ту, чьи послания не читают дважды.







И та наконец пришла в один из серых осенних вечеров 1371 года. До конца взгляд умирающей был обращен к окну, она попросила оставить его открытым, и все искала на хмуром небе звезды — верных подруг своей жизни. Потом ее глаза тихо закрылись, чтобы никогда более не открываться для земного света.






Велика была грусть коннетабля. Бесконечное число раз перечитывал он последнее письмо Тифэн, продиктованное перед смертью, когда она была так слаба, что не могла уже писать своей рукой. В письме говорилось, что Тифэн умирает счастливой, ибо судьба, приведя к ней единственного любимого человека, одарила ее бесконечно большим счастьем, чем то, на которое можно надеяться в этом мире…







Леди Тифен Ракнель упоминается в историческом романе сэра Артура Конан Дойла «Белый отряд», где приводится её «пророчество». В этом «пророчестве» леди Тифен описывает картину будущего развития христианского Запада, начиная с эпохи Великих географических открытий, и кончая гегемонией Франции. «Пророчество» заканчивается рассказом о возвышении Великобритании, создавшей в XIX веке величайшую в истории мира колониальную империю, а затем о гегемонии её бывшей колонии — Соединённых Штатов Америки.

Фигурирует также в историческом романе А. Дюма-отца «Бастард де Молеон» (1846).





Остров Мон-Сен-Мишель расположен в Нормандии, департамент Манш, на острове-скале, возвышающейся над средним уровнем моря на 78,8 метра, и резко выделяется на фоне окружающего его пространства бухты и плоского берега. Остров представляет собой гранитное образование конической формы, периметр которого составляет 1 км, образованное из устойчивых к выветриванию магматических пород — лейкогранитов. Возраст пород — поздний протерозой, бриоверийский ярус.



Два раза в лунные сутки (через 24 часа 50 минут) в бухте наблюдаются приливы и отливы, самые сильные на побережье Европы и вторые по амплитуде (после залива Фанди) на всём земном шаре. В период сизигических приливов (в дни осенне-весеннего равноденствия, на второй или третий день после ново- или полнолуния) вода держится 8 часов зимой и 9 часов летом. Вода может отходить от Сен-Мишеля на 18 км и распространяться до 20 км вглубь побережья.




Дамба

Бытующее сравнение скорости прилива на Мон-Сен-Мишель со скоростью скачущей галопом лошади преувеличивает скорость прилива. Максимально возможная скорость прилива в районе Мон-Сен-Мишель — 6,12 километров в час, тогда как лошадь в галопе движется быстрее (средняя скорость галопа 21 км/ч, максимальная — 60 км/ч)






Самая большая в Европе высота прилива (до 14 метров), высокая скорость приливной волны и зыбучие пески дна, совместно с крутизной скалы в течение веков создавали благоприятные условия для уединения и защиты от нападения неприятеля. Вначале гора находилась на суше, окружённая лесами, и была местом обитания племён кельтов, на которой друиды совершали свои обряды. Затем, в результате эрозии почвы, вызванной деятельностью моря и трёх впадающих в него рек, море наступило на сушу.




Одна из рек — Куэнон (фр.), впадающая в море у самой дамбы, — представляет собой теперь административную границу между Нормандией и Бретанью. В настоящее время водный режим бухты вызывает серьёзные опасения, в том числе вызванные сложной экологической обстановкой (песчаные наносы постепенно соединяют остров с материком). Для предотвращения этого было принято решение частично ликвидировать дамбу и заменить её мостом[1], с этой же целью была реконструирована плотина в устье реки Куэнон. В результате предпринятых мер река сейчас разделяется на два рукава и омывает остров с двух сторон.


Продолжение следует....




http://book-online.com.ua/ /


https://ru.wikipedia.org/wiki/

https://www.normandie-tourisme.fr/sites-lieux-de-visites/logis-tiphaine/#images-2


Tags: Архитектура, Замки, История, Франция
Subscribe

promo ariananadia march 23, 2015 11:31 18
Buy for 10 tokens
Я профессиональный художник, работаю в специальной технике остекления - с помощью слой за слоем масляной живописи, перламутровый, сусальное золото, золото и серебро порошка. В моей галерее представлены работы разных жанров: портрет, пейзаж, народные, архитектура, сказочные,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments