Надежда Ариана (ariananadia) wrote,
Надежда Ариана
ariananadia

Category:

Памяти Марины Цветаевой

Памяти Марины Цветаевой




 В самый трудный, в самый безысходный час своей души — идите ко мне...



Приходите. У меня много новых стихов и я Вас люблю. А если Вам нездоровится, и Вам нельзя придти, и нельзя сидеть у Вас, — выйдем на волю, посидим где-нибудь.

Расскажу Вам про чудовищную поэтессу, вообще расскажу Вам разные вещи, — удачи и злоключения.

                                                         Целую Вас.

                                                                МЦ.


 



26 сентября 1892                             



Марина Цветаева. 1911 год. Фото Максимилиана Волошина





Культурный центр «Дом-музей Марины Цветаевой» — мемориальный музей великого поэта Серебряного века — Марины Ивановны Цветаевой. Находится в Москве, в Борисоглебском переулке, в центре города. Музей открыт в 1992 году — в столетие со дня рождения М. И. Цветаевой.







Марина Цветаева в детстве. Marina Tsvetaeva. 1893г



Музей во многом обязан своему открытию общественным организациям и частным лицам, в особенности Д. Лихачёву. Экспозиция музея рассказывает о жизни поэтессы и её семьи.





 



Иван Владимирович Цветаев. 1903. Отец Марины и Анастасии Цветаевых.Мария Александровна Цветаева, урожденная Мейн. 1903.



Мать Марины и Анастасии Цветаевых.










"Дверь открывается - вы в комнате с потолочным окном - сразу волшебно! Справа - камин… Я так вдруг обрадовалась… Я уже в этой комнате почувствовала, что это - мой дом. Понимаешь? Совсем ни на что не похож. Кто здесь мог жить? Только я!"

   

   (Марина Цветаева)



На первом этаже здания находятся кассы, а также несколько выставочных залов, где проходят временные выставки. Ранее эти залы принадлежали соседям Марины Ивановны по дому.





          



        Анастасия (слева) и Марина Цветаевы. Ялта, 1905.



ТОЛЬКО ДЕВОЧКА



Я только девочка. Мой долг

До брачного венца

Не забывать, что всюду - волк

И помнить - я овца.



Мечтать о замке золотом,

Качать, кружить, трясти

Сначала куклу, а потом

Не куклу, а почти.



В моей руке не быть мечу,

Не зазвенеть струне.

Я только девочка, - молчу.

Ах, если бы и мне



Взглянув на звёзды знать, что там

И мне звезда зажглась

И улыбаться всем глазам,

Не опуская глаз!



(М.Ц., стихи о детстве)    



             



 В первую комнату, соединявшую гостиную и столовую, вели застекленные двери. Изначально она была обставлена ампирной мебелью красного дерева, на каминной полке стояли часы в виде верблюда и бюст Александра Пушкина. У противоположных стен гостиной располагались два дивана, был большой буфет с посудой, под потолочным окном – «световым колодцем» – круглый обеденный стол со стульями. На стенах висели картины в багетных рамах, вышитый ковер, под потолком – люстра «со множеством огоньков».



   



лева направо: (сидит) И.О. Волошина, Анастасия Цветаева,        



     Такой была обстановка этой комнаты до времен «военного коммунизма». Об этом свидетельствует маленькая Аля в письме 1921 г.: «У нас всю зиму копоть и дым. Над моей кроватью большой белый купол: Марина вытирала стену, пока руки хватило, и нечаянно получился купол. В куполе два календаря и четыре иконы. Мы с Мариной живем в трущобе. Потолочное окно, камин, над которым висит ободранная лиса, и по всем углам трубы (куски)».





           



     Сегодня в интерьере гостиной представлены как мемориальные, так и типологические вещи. В посудной горке хранятся памятное блюдо, подаренное крестьянами П.А. Дурново – деду С.Я. Эфрона, тарелки из семьи Дурново-Эфрон и немецкой гостиницы «Zum Engel» с монограммой ее названия. Кофейная пара с портретом Жозефины, жены Наполеона, напоминает подобную, некогда принадлежавшую Марине Цветаевой.









               



Сергей Эфрон и Марина Цветаева. Москва, 1911         

     На стене – небольшой живописный этюд «Женевское озеро» кисти Е.П. Дурново, матери С.Я. Эфрона. Диван, обитый красным штофом, принадлежал О.В. Ивинской и назывался в её семье «пастернаковским диванчиком». Гостиную украшают каминный экран XIX в. с вышивкой гобеленовым швом и посеребренные вазы начала ХХ в.



                         



                 



     На стене возле камина – портреты И.В. Цветаева и М.А. Мейн, родителей Марины и Анастасии. Экспозиция семейных фотографий над диваном включает в себя снимки Марины Цветаевой и членов ее семьи. Три самые большие фотографии связаны с любимыми местами поэта – родительским домом в Трехпрудном переулке, домом в Александрове, где Цветаева гостила у сестры Анастасии летом 1916 г., и домом М.А. Волошина в Коктебеле, чрезвычайно значимом в судьбе Цветаевой. С фотографиями соседствуют акварели Максимилиана Волошина, поэта и художника, старшего друга Цветаевой.



                       



     Из гостиной-столовой двери ведут в глубину квартиры, в проходную комнату с роялем, нотной этажеркой и книжным шкафом. Некогда здесь стоял рояль, унаследованный от М.А. Мейн и выменянный в трудные времена на пуд ржаной муки. Нынешний инструмент напоминает о своем предшественнике. На стене над роялем, как когда-то в доме Цветаевых в Трехпрудном, висит портрет Бетховена; он запечатлен на фотографии, где юная Цветаева играет на рояле. Шкаф хранит старинные книги на французском и русском языках. 





Марина Цветаева 1912



На цокольном этаже располагается гардероб и киоск, где можно приобрести книги, связанные с жизнью и творчеством поэтессы. На втором этаже в первой комнате находятся рукописи и фотографии Цветаевой и её близких людей. Следующие залы воспроизводят интерьеры комнат, которые занимала семья Цветаевой.





На переднем плане слева направо: Сергей Эфрон, Марина Цветаева, Владимир Соколов.

Коктебель, 1913.



Третий этаж — это маленькие уютные помещения с очень невысокими потолками. На этом этаже несколько комнат воспроизводят интерьеры комнат, в которых жили Эфрон, Цветаева и их дети. Остальные комнаты выступают в роли выставочных залов, в которых находятся мемориальные вещи, подлинные письма и фотографии, принадлежавшие семье Цветаевой. Отдельный зал рассказывает о службе Эфрона в Белой армии.



      



            Слева направо: Елена Оттобальдовна Волошина,



Вера Эфрон, Сергей Эфрон, Марина Цветаева,

Елизавета Эфрон, Владимир Соколов, Мария Кудашева,

Михаил Фельдштейн, Леонид Фейнберг.



Коктебель, 1913.                                       





     Многоугольная комната с небольшим окном во двор была выбрана Цветаевой для себя. Она описана в мемуарах дочери поэта Ариадны Эфрон, сестры Анастасии и гостей дома и сегодня воссоздана весьма близко к историческому облику.



         



Марина Цветаева (слева) и М.П. Кювилье (Кудашева).



Коктебель, 1913                



     На полу лежала волчья шкура, над Марининым диваном висел портрет ее мужа, Сергея Эфрона, написанный в Коктебеле Магдой Нахман. Над изголовьем висели иконы Божией Матери – одна венчальная, а другая – старинная Богоматерь Одигитрия. Благородства обстановке добавляли вольтеровское кресло, репродукции художника Михаила Врубеля на стенах, слепок головы раненой Амазонки. У окна стоял письменный стол, за ним – угловой книжный шкафчик.







                 



Марина Цветаева (6)   



На столе были памятные и дорогие Цветаевой вещицы, книги, рабочие тетради. Здесь нередко звучала музыка из вишневой деревянной трубы граммофона, старинной музыкальной шкатулки и даже шарманки. В простенке был книжный шкаф-секретер с любимыми книгами из фамильной библиотеки и рукописями. Ниша возле двери была задернута ковриком, за которым устроены полки. Там хранились стереоскоп с фотографиями, морские звезды, панцирь черепахи и прочие диковины. Чучело ястреба, венецианские бусы, расшитые подушечки, свет старинной люстры синего хрусталя с подвесками создавали здесь волшебную атмосферу, вдохновившую семилетнюю дочь Цветаевой Ариадну так воспеть материнскую комнату:







  

     

     Ваша комната

       Пахнет Родиной и Розой,

         Вечным дымом и стихами.

           Из тумана сероглазый гений

             Грустно в комнату глядит.

     

     Тонкий перст его опущен

       На старинный переплет.

         А над изголовьем грозным

            Серебром сверкает – Ястреб,

                Царь ночей.



     

     Сегодня на своих исторических местах стоят предметы мебели, похожие на прежние, бесследно исчезнувшие. На стенах, как и когда-то, фотографии дорогих для Цветаевой людей: актрисы Сары Бернар, художницы Марии Башкирцевой, Наполеона Бонапарта и его сына герцога Рейхштадтского. Несохранившийся портрет С.Я. Эфрона заменен современной копией.





Марина Цветаева .. 1914. 



Над столом висит акварель М.А. Волошина с дарственной надписью Елизавете Эфрон, сестре Сергея. На письменном столе – копии страниц рукописных книг Марины Цветаевой, продававшихся в Лавке писателей в послереволюционные годы. 







  











Марина и Сергей Эфрон



Солнцем жилки нАлиты - не кровью -

На руке, коричневой уже.

Я одна с моей большой любовью

К собственной моей душе.



Жду кузнечика, считаю до ста,

Стебелек срываю и жую...

- Странно чувствовать так сильно и так просто

Мимолетность жизни - и свою.



(М.Ц., стихи, 1913 год) 









 В коллекции музея есть мемориальные вещи, принадлежавшие Цветаевой и её семье. Это фотографии и небольшие письма, книги, принадлежавшие Марине Цветаевой, её мужу — Сергею Эфрону, отцу — Ивану Владимировичу Цветаеву.







Слева направо: Анастасия Цветаева, Сергей Эфрон, Марина Цветаева.

Москва, Трехпрудный переулок, 8.

1913.

















лева крайняя - Марина Цветаева.

Сзади стоит слева - Сергей Эфрон. Справа - Константин Родзевич.

Прага, 1923.















Марина Цветаева с сыном. 1930-ые годы







Марина Ивановна Цветаева.. 1939.















Анастасия Цветаева (слева) и Ариадна Эфрон (дочь Марины Цветаевой).

1960-е годы.



В доме располагается не только мемориальная квартира, но и Архив Русского Зарубежья, в котором хранятся рукописи и фотографии Бунина, Куприна, Мережсковского, Гиппиус, Милюкова, Ремизова и др. Также в Архиве хранятся архивные материалы: личные фонды Адамовича, Алданова. Содержатся также афиши, буклеты, периодические издания, книги 20-40-х годов XX века.

















"Веселись, душа, пей и ешь!

А настанет срок —

Положите меня промеж

Четырех дорог.

Там где во поле, во пустом

Воронье да волк,

Становись надо мной крестом,

Раздорожный столб!

Не чуралася я в ночи

Окаянных мест.

Высоко надо мной торчи,

Безымянный крест.

Не один из вас, други, мной

Был и сыт и пьян.

С головою меня укрой,

Полевой бурьян!

Не запаливайте свечу

Во церковной мгле.

Вечной памяти не хочу

На родной земле."  (04.04.1916 г).





Елабуга, 1940-ые годы





Дом в Елабуге, где Марина Цветаева покончила жизнь самоубийством.





 



Архив обработан, каталогизирован и открыт для посещения исследователей и научных работников. В Доме есть библиотека, в которой собраны книги на многих языках, связанные с именем Марины Цветаевой и её семьи .



                               Музей проводит раз в два года Международные Цветаевские конференции и Культурологические чтения.



Для авторских вечеров писателей и поэтов, торжественных вечеров, презентаций книг и научных трудов, встреч с музыкантами и художниками существует уютный, с особой атмосферой, Концертный зал. Существует и выставочный зал, где проводятся профильные и художественные выставки. Для заседаний «Общества любителей русской словесности» и поэтического объединения «Магистраль» существует специальный зал, называемый «Кафе поэтов».



                              





Мне нравится, что вы больны не мной,

Мне нравится, что я больна не вами,

Что никогда тяжелый шар земной

Не уплывет под нашими ногами.

Мне нравится, что можно быть смешной -

Распущенной - и не играть словами,

И не краснеть удушливой волной,

Слегка соприкоснувшись рукавами.



Мне нравится еще, что вы при мне

Спокойно обнимаете другую,

Не прочите мне в адовом огне

Гореть за то, что я не вас целую.

Что имя нежное мое, мой нежный, не

Упоминаете ни днем, ни ночью - всуе...

Что никогда в церковной тишине

Не пропоют над нами: аллилуйя!



Спасибо вам и сердцем и рукой

За то, что вы меня - не зная сами! -

Так любите: за мой ночной покой,

За редкость встреч закатными часами,

За наши не-гулянья под луной,

За солнце, не у нас над головами,-

За то, что вы больны - увы! - не мной,

За то, что я больна - увы! - не вами!





исток

Tags: #ЖЗЛ, #Личности, #Поэзия
Subscribe
promo ariananadia march 23, 2015 11:31 14
Buy for 10 tokens
Я профессиональный художник, работаю в специальной технике остекления - с помощью слой за слоем масляной живописи, перламутровый, сусальное золото, золото и серебро порошка. В моей галерее представлены работы разных жанров: портрет, пейзаж, народные, архитектура, сказочные,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments